Search

Этот день в военной истории

Этот день в военной истории.
7 (20) октября 1916 г. в Северной бухте Севастополя взорвался крупнейший в то время корабль русского флота – линкор Императрица Мария.

Вместе с кораблем погибли: инженер-механик (офицер), два кондуктора (старшины) и 149 человек нижних чинов так сказано в официальных сообщениях. Вскоре от ранений и ожогов скончались еще 64 человека.
Всего жертвами катастрофы оказались более 300 человек.
Десятки людей после взрыва и пожара на Императрице Марии стали калеками. Их могло оказаться намного больше, если бы в момент взрыва, произошедшего в носовой башне линкора, его экипаж не стоял на молитве в корме корабля. Многие офицеры и сверхсрочники находились в береговом увольнении до утреннего подъема флага и это спасло им жизнь.5
Город и крепость Севастополь были разбужены взрывами, разнесшимися над притихшей гладью Северной бухты, а взору прибежавших к гавани людей предстал новейший линейный корабль Черноморского флота, охваченный черно-огненной тучей.
Что же случилось?
В 6 часов 20 минут утра матросы, которые в это время находились в каземате 4, услышали резкое шипение, идущее из погребов носовой башни главного калибра, а затем увидели клубы дыма и пламени, вырвавшиеся из люков и вентиляторов, расположенных в районе башни.

Один из матросов успел доложить вахтенному начальнику о пожаре, другие раскатали шланги и стали заливать водой подбашенное отделение. Однако катастрофу уже ничто не могло отвратить
В умывальнике, подставляя головы под краны, фыркала и плескалась команда, когда страшный удар грохнул под носовой башней, свалив с ног половину людей. Огненная струя, окутанная ядовитыми газами желто-зеленого пламени, ворвалась в помещение, мгновенно превратив царившую здесь только что жизнь в груду мертвых, сожженных тел…
Страшной силы новый взрыв вырвал стальную мачту. Как катушку, швырнул к небу броневую рубку (25 000 пудов).
Взлетела на воздух носовая дежурная кочегарка.
Корабль погрузился во тьму.
Минный офицер лейтенант Григоренко бросился к динамо, но смог добраться только до второй башни. В коридоре бушевало море огня. Грудами лежали совершенно обнаженные тела.
Взрывы гудели. Рвались погреба 130-миллиметровых снарядов.
С уничтожением дежурной кочегарки корабль остался без паров. Нужно было во что бы то ни стало поднять их, чтобы пустить пожарные помпы. Старший инженер-механик приказал поднять пары в кочегарке 7. Мичман Игнатьев, собрав людей, бросился в нее.
Взрывы следовали один за другим (более 25 взрывов). Детонировали носовые погреба. Корабль кренился на правый борт все больше и больше, погружаясь в воду. Вокруг кишели пожарные спасательные пароходы, буксиры, моторы, шлюпки, катера…
Последовало распоряжение затопить погреба второй башни и прилегающие к ним погреба 130-мм орудий, чтобы перегородить корабль. Для этого нужно было проникнуть в заваленную трупами батарейную палубу, куда выходили штоки клапанов затопления, где бушевало пламя, клубились удушливые пары и каждую секунду могли сдетонировать заряженные взрывами погреба.
Старший лейтенант Пахомов (трюмный механик) с беззаветно отважными людьми вторично ринулся туда. Растаскивали обугленные, обезображенные тела, грудами завалившие штоки, причем руки, ноги, головы отделялись от туловищ.
Пахомов со своими героями освободили штоки и наложили ключи, но в этот момент вихрь сквозняка метнул в них столбы пламени, превратив в прах половину людей.
Обожженный, но не сознающий страданий, Пахомов довел дело до конца и выскочил на палубу. Увы, его унтер-офицеры не успели… Погреба сдетонировали, ужаснейший взрыв захватил и разметал их, как осенняя вьюга опавшие листья…
В некоторых казематах застряли люди, забаррикадированные лавой огня. Выйди – сгоришь. Останешься – утонешь. Их отчаянные крики походили на вопли безумцев.
Некоторые, попав в капканы огня, стремились выброситься в иллюминаторы, но застревали в них. По грудь висели над водой, а ноги в огне.
Между тем в седьмой кочегарке кипела работа. Зажгли в топках огни и, выполняя полученное приказание, подымали пары. Но крен вдруг сильно увеличился. Поняв грозящую опасность и не желая подвергать ей своих людей, но полагая все же, что нужно поднимать пар – авось пригодится, – мичман Игнатьев крикнул:
– Ребята! Топай наверх! Ждите меня у антресолей. Понадобитесь, позову. Я сам перекрою клапана.
По скобам трапа люди быстро вскарабкались наверх. Но в этот момент корабль опрокинулся. Только первые успели спастись. Остальные вместе с Игнатьевым остались внутри…
Долго ли жили они и чего натерпелись в воздушном колоколе, пока смерть не избавила их от страданий?
Много позже, когда подняли Марию, нашли кости этих героев долга, разбросанные по кочегарке…

Это свидетельства очевидца той страшной трагедии старшего флагманского офицера минной дивизии Черного моря капитана 2-го ранга А.П. Лукина.
А вот хронометраж катастрофы, взятый из вахтенного журнала стоявшего неподалеку линкора Евстафий:
6 часов 20 минут – На линкоре Императрица Мария большой взрыв под носовой башней.
6 часов 25 минут – Последовал второй взрыв, малый.
6 часов 27 минут – Последовали два малых взрыва.
6 часов 30 минут – Линкор Императрица Екатерина на буксире портовых катеров отошел от Марии.
6 часов 32 минуты – Три последовательных взрыва.
6 часов 35 минут – Последовал один взрыв. Спустили гребные суда и послали к Марии.
6 часов 37 минут – Два последовательных взрыва.
6 часов 47 минут – Три последовательных взрыва.
6 часов 49 минут – Один взрыв.
7 часов 00 минут – Один взрыв. Портовые катера начали тушить пожар.
7 часов 08 минут – Один взрыв. Форштевень ушел в воду.
7 часов 12 минут – Нос Марии сел на дно.
7 часов 16 минут Мария начала крениться и легла на правый борт.

Линейный корабль Императрица Мария был любимцем командующего Черноморским флотом адмирала Колчака, ведь представление его флоту началось не с положенного по ритуалу торжественного обхода кораблей, стоящих на якоре посреди Северной бухты, а с экстренного выхода в море на Императрице Марии для пресечения германского крейсера Бреслау, вышедшего из Босфора и обстрелявшего кавказское побережье.
Колчак сделал Императрицу Марию флагманским кораблем и систематически выходил на нём в море.
Телеграмма А.В. Колчака царю Николаю II от 7 октября 1916 г. 8 часов 45 минут:
Вашему императорскому величеству всеподданейше доношу: Сегодня в 7 час. 17 мин. на рейде Севастополя погиб линейный корабль Императрица Мария. В 6 час. 20 мин. произошел внутренний взрыв носовых погребов и начался пожар нефти. Тотчас же начали затопление остальных погребов, но к некоторым нельзя было проникнуть из-за пожара. Взрывы погребов и нефти продолжались, корабль постепенно садился носом и в 7 час. 17 мин. перевернулся. Спасенных много, число их выясняется.
Колчак.

Телеграмма Николая II Колчаку 7 октября 1916 г. 11 часов 30 минут:
Скорблю о тяжелой потере, но твердо уверен, что Вы и доблестный Черноморский флот мужественно перенесете это испытание. Николай.
Телеграмма А.В. Колчака начальнику Генерального морского штаба адмиралу А.И. Русину:
Секретно 8997
7 октября 1916 г.
Пока установлено, что взрыву носового погреба предшествовал пожар, продолжавшийся ок. 2 мин. Взрывом была сдвинута носовая башня. Боевая рубка, передняя мачта и труба взлетели на воздух, верхняя палуба до второй башни была вскрыта. Пожар перешел на погреба второй башни, но был потушен. Последовавшим рядом взрывов, числом до 25, вся носовая часть была разрушена. После последнего сильного взрыва, ок. 7 час. 10 мин., корабль начал крениться на правый борт и в 7 час. 17 мин. перевернулся килем вверх на глубине 8,5 сажень. После первого взрыва сразу прекратилось освещение и нельзя было пустить помпы из-за перебитых трубопроводов. Пожар произошел через 20 мин. после побудки команды, никаких работ в погребах не производилось. Установлено, что причиной взрыва было возгорание пороха в носовом 12-м погребе, взрывы снарядов явились как следствие. Основной причиной может быть только или самовозгорание пороха или злоумышление. Командир спасен, из офицерского состава погиб инженер-механик мичман Игнатьев, нижних чинов погибло 320. Присутствуя лично на корабле свидетельствую, что его личным составом было сделано все возможное для спасения корабля. Расследование производится комиссией.
Колчак

Из письма А.В. Колчака И.K. Григоровичу (не ранее 7 октября 1916 г.):
Ваше высокопревосходительство, глубокоуважаемый Иван Константинович.
Позвольте принести Вам мою глубокую благодарность за внимание и нравственную помощь, которую Вы оказали мне в письме Вашем от 7-го сего октября. Мое личное горе по поводу лучшего корабля Черноморского флота так велико, что временами я сомневался в возможности с ним справиться.
Я всегда думал о возможности потери корабля в военное время в море и готов к этому, но обстановка гибели корабля на рейде и в такой окончательной форме действительно ужасна.
Самое тяжелое, что теперь осталось и вероятно надолго, если не на всегда, – это то, что действительных причин гибели корабля никто не знает и все сводится к одним предположениям.
Самое лучшее было бы, если оказалось возможным установить злой умысел – по крайней мере было бы ясно, что следует предвидеть, но этой уверенности нет и никаких указаний на это не существует.
Ваше пожелание относительно личного состава Императрицы Марии будет выполнено, но я позволю высказать свое мнение, что суд желателен был бы теперь же, т.к. впоследствии он потеряет значительную долю своего воспитательного значения…1
Причину взрыва линкора Императрица Мария на севастопольском рейде пытались разгадать по горячим следам, однако до сих пор нет однозначного мнения была ли это трагическая авария или же это была дерзкая диверсия
Помните, как в повести Рыбакова Кортик говорил один из ее героев Поляков:
Темная история, не на мине взорвался, не от торпеды, а сам по себе.

По материалам публикации на сайте Парадоксы истории. Режим доступа:

На фото: …так Мария начиналась строительством, Мария в море, Мария после гибели и подъема. (предоставил Евгений Плескач)

oct20

4 thoughts on “Этот день в военной истории

  1. “Их могло оказаться намного больше, если бы в момент взрыва, произошедшего в носовой башне линкора, его экипаж не стоял на молитве в корме корабля” Это неверная информация.. все молитвы проводились на части палубы, называемой церковной от 1 до 3-й башни на палубу ниже верхней.. в 6.19-6.20 никакой молитвы еще не было, люди умывались, завтракали, те, кто это сделал спускались в эту палубу, но сколько их точно было неизвестно.. в р-не 100-150.. и они как раз попали под удар

  2. “до сих пор нет однозначного мнения была ли это трагическая авария или же это была дерзкая диверсия” Нету.. правда, если это была диверсия, то не дерзкая, а скорее неквалифицированная

  3. “Рвались погреба 130-миллиметровых снарядов” … “Детонировали носовые погреба” Какое-то кол-во 130мм снарядов сдетонировало, но 12дм снаряды не детонировали.. взрывы происходили от сгорания пороха “Корабль кренился на правый борт все больше и больше, погружаясь в воду” Нет.. на правый борт Мария не кренилась.. крен возник за несколько минут до опрокидывания и перешел в оверкиль

  4. “Линейный корабль Императрица Мария был любимцем командующего Черноморским флотом адмирала Колчака …
    Колчак сделал Императрицу Марию флагманским кораблем и систематически выходил на нём в море” Любимиц не очень понятное слово применительно к линкору, но на самом деле Мария изначально строилась, как флагманский линкор ЧФ на котором были построены соответствующие помещения для штаба и командующего ЧФ.. поэтому
    Мария была флагманским кораблем адмирала Андрея Августовича Эбергарда

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *