Search

Часть 2 из 2 с меня

Часть 2 из 2
С меня стянули мешок и выплеснули в лицо ведро воды. Я начал приглядываться, и понял, что я привязан к стулу в окружении толпы каких-то головорезов. Догадки прояснились, мистер Батлер был не простым человеком.
Она плакала, и ты поплатишься за это. Продолжил он. Выбирай, Джим, смерть мучительная, тюрьма за плохую статью или жить хочешь дальше с дочкой моей?
Конечно, хочу к ней, запричитал я. Не всё так просто, захохотал он, ты будешь её личной прислугой и делать всё, что она скажет, жить в особняке, конечно, в подвале, если ей не нужен, питание будет, но выезда не будет с дома, это запрет и он под хорошей охраной. Выбирай Джимми, домой, смерть или тюрьма? Домой, умоляю, я готов на всё, кричал я, не до конца понимая, на что пошёл.
Шаги в рабство.
Со следующего дня я уже передвигался голый на четвереньках по комнатам дома. Дженни абсолютно изменилась, будто её подменили. Стервозность, властность грубость появились в её поведении ко мне. Я пытался разбудить в ней свою прошлую жену, но ничего путнего не выходило. С утра она подозвала меня к себе, нацепила ошейник и велела принести стакан сока. Джен собиралась на утреннюю пробежку.
-Догги, обратилась она ко мне, улыбаясь. Я буду называть тебя Догги, спустись к стиральной машине и вытащи из корзины для грязного белья мои носочки с прошлой пробежки, и принеси мне их в зубах.
-Зачем, Джен, растерялся я, обратившись к ней как раньше?
Она встала с края кровати, надула губки, нахмурилась и закричала гневно
– не Джен, а госпожа, и ещё хоть один вопрос задашь, шлюха, я велю отцовским отморозкам лишить девственности твою попку, понял, мразь?
Я кивнул и побежал на карачках вниз со всей прытью, мне было обидно до слёз, в ней не осталось и следа от любящей супруги.
Я вырыл в белье её белые носочки, которые надо было закинуть в стирку и взяв их в зубы, пополз к ней в спальню, они были несвежие и отдавали запахом потных ног.
-Вот теперь умничка, и не зли меня, сказала Джен, вытянув изящную ножку ко мне, одень их, я после пробежки дам тебе двойную порцию ароматов. Она улыбнулась и ушла.
Я возбудился, натягивая на неё носочки, открыл некогда наш ноутбук, и вздрочнул на ролик с порно сайта. Сперму незаметно растёр по ковру, стёр историю и включил телевизор.
Она бегала около часа, поднялась и злобно высказала, что лучше бы я занялся стиркой, вместо просмотра телешоу. Я хотел было спуститься загрузить бельё, но она меня остановила.
-стой Догги, посмотрим, чем ты тут занимался, и включила какой-то ярлык на ноуте, это оказалось видеонаблюдение с камер дома. Оказывается, в спальне имелась одна скрытая камера, о чём я и не знал, где я и предстал во всей красе, мастурбирующим свой член.
Она небрежно захлопнула комп и глянула на меня.
Фу, мелкий дрочер, я это предусмотрела, сказала Джен и достала из ящика ограничитель на член. Бросив его на пол, она приказала мне надеть его на себя и защёлкнуть замочек. Я опустив голову, выполнил это страшное повеление.
-не расстраивайся Догги, ключик у меня на шее, это просто контроль твоего оргазма.
А теперь принеси скотч, тряпка, и бегом. Когда я вернулся, Дженни сидела на диване нога на ногу.
-Разуй меня, сними носочки и один возьми в рот. Они были сырые от пота и пахли ещё ужаснее, чем перед пробежкой, это был не двойной, а может тройной аромат. Я неуверенно положил в рот первый носочек, и она, протолкнув его пальцем ноги глубже, заклеила мне пасть липкой лентой. Второй приложила следком к носу и слегка прихватила скотчем вокруг головы, дышать можно было через нос, но тяжело и, вдыхая запах грязи и пота ножек Дженни. Следом она велела обуть её в шпильки из чёрной замши на острых стилетах и лечь на кровать со стороны ног.
Картина получилось сумасшедше-возбуждающей, когда она легла на спину, раздвинула ножки и стала ублажать себя фаллоимитатором. Шпильки она воткнула мне в грудь и пах, попеременно вкалывая их мне в бока, грудь и ноги. Я наблюдал за её мастурбацией, и моему члену в ограничителе стало чрезвычайно тесно. Мне было ужасно больно от её топтания, и я мычал от боли и тут же стонал от возбуждения. Дыхание затруднено, я не мог ничего сказать и уйти не мог, её слова по поводу головорезов и моей задницы въелись мне в мозг как надо.
Я мычал и стонал с болящим членом, но оторвать взгляда не мог от её киски, пальчиков левой руки в ней и вибратора в правой, который влажно скользил по розовой плоти Дженни.
Она застонала, и дрожащим голосом произнесла, держу пари, Догги, ты увидешь здесь и настоящий член, но уже не свой. Я заревел от ревности и зажмурился, не веря в то, что это всё правда.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *